owl

О нас

Мы совы, и этим все сказано.
Встаем поздно (при первой же возможности), ложимся еще позднее.
Нас 2 (две) штуки.
Мы чудом оказавшийся нерушимым союз художника и программиста.
Пишем не часто, но стараемся.
Любим тащить в дом все, что ни попадется.
В меру любопытны.
Collapse )
owl

Сидим? Сидим!

От "Отчаяния" к "Надежде".
Сова нашла в своих запасах пастель.
И очень, как оказалось, по-ней соскучилась.
Как же хорошо, что сова запасливая!
Что бы она сейчас делала?
Невозможно читать 20 часов в день.

owl

Сидим? Сидим!

Стихотворение Сары Тисдэйл из сборника стихов "Пламя и тень", 1920 г. 

Будет ласковый дождь, будет запах земли,
Щебет юрких стрижей от зари до зари,
И ночные рулады лягушек в прудах,
И цветение слив в белопенных садах.
Огнегрудый комочек слетит на забор,
И малиновки трель выткет звонкий узор.
И никто, и никто не вспомянет войну —
Пережито-забыто, ворошить ни к чему.
И ни птица, ни ива слезы не прольёт,
Если сгинет с Земли человеческий род.
И весна… и весна встретит новый рассвет,
Не заметив, что нас уже нет.

Идеально подходит к тому, что происходит.

budet
owl

Сидим? Сидим!

С завтрашнего дня вроде бы хотят ввести еще более строгие поправки к карантину.
Кажется, запретят выходить из дома вообще.
Потому что куча народу до сих пор не воспринимает вирус всерьез.
И шляется где попало.
В Раанане повесили вот такую забавную рекламу-предостережение: "Самое безопасное - расстояние в два метра".
А за окном показывают весну...



Цветут мандариновые деревья, и пахнут просто одуряюще. Интересно, а есть духи с таким запахом?
owl

Сидим? Сидим!

Сова всего шесть дней в карантине (ее выпихнули в неоплачиваемый отпуск).

За это время она успела:
1. Рассортировать всю обувь, и до кучи - одежду;
2. Сделать генеральную уборку - ну, почти, окна еще не мыла;
3. Потянуть себе мышцу на ноге во время растяжек - теперь передвижения совы по квартире сопровождаются стоном и писком.
4. Проверить запас краски и бумаги и порадоваться - хватит надолго.

Еще сова нашла все сезоны "Горца", и каждый день крутит хула-хуп с магнитами под очередную серию.
Рекомендует - всего 50 минут - и красивые синяки по всему телу будут радовать вас очень долго.

Но отличился, конечно, сова - прямо перед тем, как всех загнали в карантин, он сломал палец на руке.
Теперь работает дома, а на пальце у него такая пластиковая штучка, вместо гипса.





owl

Злободневное

Совы, конечно, в курсе того, что творится в мире с пришествием в него коронавируса.
Стараются соблюдать и не нагнетать.
Новости, конечно, тревожат.
А сегодня, прочитав с утра про карантин в Италии, сова вспомнила гениальный рассказ гениального Михаила Михайловича Жванецкого.
Идеально ложится на происходящее в последнее время.
Смех, говорят, лечит.
.
Итак, "Турникеты":
.
В конце каждой улицы поставить турникеты. Конечно, можно ходить и так, и на здоровье, но это бесшабашность – куда хочу, туда и хожу. В конце каждой улицы поставить турникеты. Да просто так. Пусть пока пропускают. Не надо пугаться. Только треском дают знать. И дежурные в повязках. Пусть стоят и пока пропускают. Уже само их присутствие, сам взгляд... Идешь на них – лицо горит, после них – спина горит. И они ничего не спрашивают... пока. В этом весь эффект. И уже дисциплинирует. В любой момент можно перекрыть. Специальные команды имеют доступ к любому дому и так далее.
.
По контуру площадей – по проходной. Вдоль забора идет человек, руками – об забор. Ну, допустим, три-четыре перебирания по забору – и в проходную, где его никто не задерживает, хотя дежурные, конечно, стоят. Красочка особая на заборе, ну, там, отпечатки и так далее. Да боже мой, никто с забора снимать не будет – бояться нечего. Но в случае ЧП... отпечатки на заборе, и куда ты денешься? А пока пусть проходят и без документов. Хотя при себе иметь, и это обязательно на случай проверки, сверки, ЧП. То есть, когда идешь на дежурного, уже хочется предъявить что-нибудь. Пройдешь без предъявления – только мучиться будешь. Со временем стесняться проверок никто не будет. Позор будет непроверенным ходить. Тем более – появляться неожиданно и где попало, как сейчас. Или кричать: «Мой дом – моя крепость» – от внутренней распущенности.
.
Но в коридорах дежурных ставить не надо. Пока. Начинать, конечно, с выхода из дома. Короткая беседа: «Куда, когда, зачем сумочка? Ну а если там дома никого, тогда куда?» И так далее. Ну, тут же, сразу, у дверей, чтоб потом не беспокоить. И ключик – на доску. Да, ключик – на доску. То есть чтоб человек, гражданин не чувствовал себя окончательно брошенным на произвол. Разъяснить, что приятнее идти или лежать в ванной, когда знаешь, что ты не один. Что бы ты ни делал, где бы ты ни был, ну, то есть буквально – голая степь, а ты не один, и при любом звонке тебе нечего опасаться – подымаются все. При любом крике: «Ау люди!» – из-под земли выскакивает общественник: «Туалет за углом» – и так далее. Ну, это уже ЧП, а гулять надо все-таки вчетвером, впятером.
.
А если в гости – не забыть направление. Это тоже обязательно. От своего дома оформляется местная командировка в гости: убыл, прибыл, убыл. Ну, конечно, дать диапазон, чтоб человек чувствовал себя свободно. Хозяин буквально чем-нибудь отмечает. Ну буквально, ну чем-нибудь буквально. Ну, да той же печатью, Господи. Но ставить время с запасом, чтоб гость неторопливо собирался.
.
Контроль личных сумок – даже и не надо в каждом доме, только в узловых пунктах: подземный переход, вокзал, базар. Для чего? Чтоб примерно питались все одинаково. Это что даст? Одинаковые заболевания для врачей, одинаковый рост, вес для пошивочных мастерских и, конечно, поменьше незнакомых слов, поменьше. Употреблять буквально те слова, что уже употребляются. Чтоб не беспокоить новым словом. И для красоты через каждые два слова вставлять «отлично», «хорошо» и так далее. Ну, например: «Хорошо вышел из дому, прекрасно доехал, отлично себя чувствую, одолжи рубль...» – и так далее.
.
Начинать разговор так: «Говорит номер такой-то». Да, для удобства вместо фамилии – телефонные номера. Имена можно оставить. Это и для учета легче, и запоминается. Допустим: «Привет Григорию 256-32-48 от Ивана 3-38-42». Пятизначник. Уже ясно, из какого города, и не надо ломать голову над тем, кто кому внезапно, подчеркиваю – внезапно, передал привет. Со временем, я думаю, надо будет брать разрешение на привет, но очень простое. Я даже думаю, устное.
.
С перепиской тоже упростить: все письма писать такими печатными буквами, как вот эти индексы на конверте. Вначале, конечно, непривычно, выводить долго, но настолько облегчается работа почты... И в таком состоянии много не напишешь. И конечно, вместо автоматических телефонных станций я в восстановил старые, с наушниками и ручным втыканием в гнезда. Вот подумайте – много людей освободится. Причем для упрощения и удобства с выходящими из дому беседует уличный контроль. Дальше – контроль проспектов, потом – площадей. С теми, кто из города, работает высококлассный междугородный контроль. Ну а, не дай бог, при выходе из государства – вовсю трудится наша гордость, элита – общевыходной дроссельный контроль под условным названием «Безвыходный». У них и права, и техника, и максимум убедительности, чтоб развернуть колени и тело выходящего назад. Лицо можно не трогать, чтоб не беспокоить. То есть в такой обстановке горожанин и сам не захочет покидать – ни, ты понимаешь ли, родной город, ни, ты понимаешь ли, родную улицу, а потом и дом станет для него окончательно родным.
owl

Цаадат "Каланиет" 2020

Вместе весело шагать по просторам...

В последний день зимы совы поехали на юг, в сторону Сдерота.
Веселой компанией, с Мальчиком и его Девочкой.
Снова на цааду "Даром Адом", в кибуц Рухама.
Совы уже четвертый год встречают там весну.
В этом году цааду из-за дождей переносили два раза, и совы даже боялись, что ее отменят.
Но все получилось идеально - отличная погода, дружная компания, яркие цветы и зеленые поля.
Прошли длинный маршрут, почти 13 километров!
1.

Collapse )
owl

Наши даты (пост-повтор)

Едем, Коля,- море там. Израилеванное!
.
Сегодня исполнилось двадцать девять лет, как совы с Мальчиком приехали в Израиль.
В этот день, 28 февраля 1991 года, закончилась "Война в заливе", был праздник Пурим, в аэропорту Бен Гуриона играла музыка, Мальчику дали в подарок забавную маску, а всей семье, несмотря на конец войны - противогазы и радиоприемник (чтоб не прозевать сигнал тревоги). Тогда опасались химической атаки, и новоприбывшие сразу окунались в теперь уже нам привычную израильскую реальность.
.
telev
Экран телевизора с предупреждением "Всем жителям Израиля немедленно надеть противогазы!"
.
Сова сейчас вспоминает время, предшествующее отъезду рваными эпизодами.
Началась перестройка, разрешили уезжать, и плотину прорвало - евреи бежали от дорогой Софьи Власьевны семьями и общинами. Совы начали оформлять документы, собирать подписи и учить иврит.
.
Эпизод первый - что делать с картинами совы? Вывезти из страны предметы искусства, даже и свои картинки, без разрешения, было невозможно. Был срочно найден блат в Министерстве культуры, и сова просидела там целый день, помогая чиновнице штамповать на обратной стороне картин "Разрешено к вывозу". Те же штампы ставили на двойном комплекте фотографий картин - один оставался в министерстве, второй забирали на таможне в Шереметьево. Чиновница получила "в подарок" немножечко денег, и эскиз пастелью. Морока с картинами этим не кончилась - сове пришлось обегать весь город, пока он нашел человека, согласившегося склеить папку для их перевоза размером в целый ватманский лист.
.
razresheno
Вот так печать выглядит - обратная сторона одной из картин.
.
Эпизод второй - на шереметьевской таможне уставший таможенник с отвращением сверял оригиналы со снимками, потом ему надоело и он потребовал у сов предъявить золото. Сова показал ему обручальное кольцо и цепочку с фамильным магендавидом. Таможенник очень удивился такому малому количества драгоценного металла, и совы, наконец, оказались на ничейной земле.
.
Эпизод третий - совы с уставшим Мальчиком коротают ночь в зале ожидания аэропорта в Варшаве. У них уже были заказаны билеты на самолет, как вдруг в Израиле началась очередная война. Арабы тогда предупредили, что будут взрывать самолеты, перевозящие евреев, и все авиакомпании, кроме польской,  это делать отказались. Прямых самолетов в то время еще не было, и даже время вылета держалось в тайне. Зал ожидания был оцеплен израильским спецназом, багаж стоял снаружи длинными рядами, и все по очереди выходили в сопровождении вооруженных солдат и опознавали свои чемоданы.
.
Эпизод четвертый - такси из аэропорта везет сов к родственникам, в Кфар Сабу. Теплый день, пальмы, цветы, сова разглядывает новенький теудат-оле (удостоверение нового репатрианта)  - их выдавали новоприбывшим прямо в аэропорту, и пытается прочитать, что в нем написано. Вывески и указатели на иврите, Мальчик жует бутерброд с туной...
.
ole
Обложка "Удостоверение нового репатрианта".
.
Эпизод пятый - мы просыпаемся утром, за окном кричат попугаи...
Началась новая жизнь...