Category: еда

owl

Ташкент, через 28 лет.

Однажды Ходжа Насреддин принял участие в вечеринке, устроенной в складчину его друзьями. При этом каждый старался помочь готовить плов.

— Афанди,— сказал один из друзей,— пока я режу лук, морковь и мясо, вымойте котел!
— С удовольствием бы, да не сумею. Никогда не приходилось мне мыть котел,— отвечал Афанди.
— Тогда не откажите развести огонь в очаге!
— Увы, я боюсь иметь дело с огнем— Ну тогда переберите рис!
— У меня глаза слабые.— Вымойте блюдо горячей водой!
— Ох, у меня руки не выдерживают жара.
Наконец плов поспел, и его в блюде поставили на дастархан. Первым запустил в гору риса свою пятерню Афанди. Он ел так проворно, что один из друзей не выдержал и сказал с иронией:
— Я вижу, уважаемый Афанди, вы есть плов не умеете.
— Ваша правда — отвечал Афанди с ртом, полным горячего риса и мяса,— плов есть я действительно не мастер, но что же делать, ведь деньги-то я уже заплатил!



owl

В Тбилиси там все ясно, там тепло...

Вечер 7.6.2018 - день 8.6.2018
.
Когда сова томным зимним вечером вдруг произносит: "А не слетать ли нам куда-нибудь в отпуск?", то сова, известная своей аэрофобией, нервно вздрагивает, и спрашивает: "Сколько лететь?"
Услышав, что лететь всего три часа, сова подуспокаивается, и интересуется - а куда, собственно, их несет в этот раз?
Узнав куда, садится погуглить - "Что делать в Тбилиси"?
.
Поездка начиналась с приключениями - около часа в аэропорту совы не могли найти место для стоянки, все паркинги были забиты, что называется "под завязку".
Но в конце-концов местечко нашлось, все проверки позади, и в 10 вечера совы сидели в самолете.
.
В 1:30 ночи прилетели в Тбилиси, формальности заняли на удивление мало времени, на такси доехали до площади Свободы, где сов встретил хозяин снятой ими квартиры, с ключами.
Это самый центр Тбилиси - рестораны, кафе, магазины, музеи - все рядом.
.
Дом старый, лифт крошечный, и к удивлению сов - работает за деньги, мелкие какие-то монетки.
Горсточку таких монеток совам дал хозяин квартиры, но они так и остались неиспользованными.
Когда совы увидели этот лифт при свете дня, то предпочли всю неделю взбегать на четвертый этаж пешком.
Сама квартира оказалась очень чистой, со свежим ремонтом, с кондиционером (что важно), и мебелью в стиле "бабушка" - огромные скрипучие шкафы, буфет с хрусталем, стол на львиный лапах, трюмо, пианино, благородно потертые кожаные кресла и диван.
.
Кстати, решение подниматься и спускаться несколько раз в день по лестнице было мудрым  - еда в Тбилиси вкусная, порции огромные, и не наесть кучу лишних килограмм очень трудно.
Особенно хинкали...
Или чкмерули...
Но об этом потом...
.
Днем совы гуляли, встречались с друзьями, поднимались на фуникулере на гору Мтацминда.
Зашли в Храм Святого Давида, в пантеон (здесь в 1829 году похоронили поэта Александра Грибоедова), а позже еще кучу всевозможных знаменитостей.
Забежали в пару музеев, проведали Пиросмани и Гудиашвили.
Как сова все такое называет - малый туристский набор.
.
Ну и немного местного колорита - советские времена в Грузии называют оккупацией, практически все говорят по-русски, на каждом свободном метре торгуют книгами, и такого количества русских книг совы не видели ну оооочень давно.

1.
tb2
Collapse )
owl

Глина, прошедшая обжиг...

В Раананском парке прошла очередная выставка-продажа керамики. Все было как всегда - теплый вечер, ряды столов на берегу ленивого озера, посетители-покупатели-продавцы, запахи кофе и сыра ...

Проблема только с самой выставкой, которая за все время своего существования очень изменилась. Еще несколько лет назад мастера привозили  действительно выставочные работы, с интереснейшим дизайном и ярко выраженным индивидуальным стилем. Естественно, такие изделия дорого стоили, и, скорей всего, плохо покупались на фоне продаж менее интересной, но более утилитарной "посуды".

И, к сожалению, наметилась тенденция - большинство мастеров начали привозить разнообразные вариации тарелок-блюдец-чашек-плошек-мисок - вещи в хозяйстве конечно, необходимые, но превращающие выставку керамики в этакий филиал Икеи.
Огромное количество каких-то невнятных брелочков на веревочках, пуговиц, колечек... Так что по-настоящему интересных работ в этом году было очень мало.

Совам очень жаль, что Мамона опять одержала верх над искусством.
Collapse )
owl

"Шук пишпешим" ака Блошиный рынок в Яффо

На Перовском на базаре шум и тарарам
продается все, что надо - барахло и хлам...

.
Одежда всех видов и многих эпох, мебель в любом состоянии - от подержанной до грубо восстановленной, посуда сломанная и целая, лампы, сумки, рамки без картин, картины, книги, пластинки, еще сумки, холодильники, очки, чемоданы, коробочки - очень много, украшения - деревянные, медные, позолоченный пластик, клубки бус, немного серебряных колец, вазы и вазочки, замки с ключами и без, ключи отдельно связками, тазики монет, значки, альбомы фотографий - черно-белых и цветных, сломанные детские игрушки и новые яркие китайские, лавки с коврами - в них пыльно и всегда немного торжественно, ракушки, ложки, вилки, швейные машинки из ушедшего детства - черные, лаковые, на узорных чугунных ногах, лампы, люстры, провода, телефоны, блюда, колокольчики, флакончики - пестрый карнавал барахла, люди в поисках сокровищ, люди просто глазеющие, немного ошалевшие собаки на поводках, велосипедисты - и мы, две совы, выторговываем свой сегодняшний кусочек счастья у продавца.
.
О, эти продавцы - о них можно целую поэму написать. Династии торговцев, сыновья и внуки торговцев, невозмутимые, важно восседающие на стульчиках около своих столов или внутри своих лавчонок. Ах, как они вдохновенно объяснят тебе, что штучка, которую ты взял посмотреть - необыкновенная редкость, "антик", и он, бедный, только из уважения к тебе, продаст ее за 200 шекелей (все равно, ржавая ли это ложка, сломанный подсвечник или пузырек от давно высохших духов).
.
Игра началась: с одного взгляда они понимают, кто ты, что ел на завтрак, и насколько ты фраер. Поэтому - торгуйся. Предлагай свою цену, уходи, возвращайся, снова уходи. Он знает - если тебе штучка очень нужна, ты ее купишь.
А не ты - кто-нибудь другой. Кто-нибудь всегда покупает, иначе бы он здесь не сидел.
.
А еще здесь множество крошечных ресторанчиков, обжорок на 2 столика, духанчиков с хумусом, уголочков с мангалами, запах нагретого масла и шашлыка, запах кофе и специй.
.
Тут же делают "старинные" ковры. То-есть: новые китайские ковры бросают на асфальт там, где полюднее, их неделю-две топчут все проходящие по рынку, и вуаля - ковер 18 века ждет своего покупателя. И ведь дождется...
.
Где то к трем часам дня рынок заканчивается, слышны крики: "А вот все по-шекелю!"
Совсем ненужное валяется на земле, хрустит под ногами.
Пора уходить...
.
А цветная карусель крутится вечно - вещи уходят с блошиного рынка и возвращаются на него же.
.

Collapse )