Category: литература

owl

Стабильность

Как вчера сова легла спать с головной болью, так сегодня с ней вместе проснулась.
Еще одно доказательство, что жизнь в целом не балует сову разнообразием.
Стабильность - наше все, и со стороны головы она достигнута.
Тем более что и таблетки сове помогать перестали - и те красные, и эти малиновые.
Боль они не убирают, но хотя бы радуют сову оттенками и формой.

Погода тоже радует сову стабильностью - мы страна почти вечного лета.
Хотелось бы еще добавить - и розовых пони, но наши соседи никогда не дадут нам возможности так расслабиться.

Неделю назад сова перевернула всю квартиру, меняя местами летние шмотки на "условно зимние".
И убирая подальше в шкаф все осточертевшие, за семь месяцев, шлепанцы и босоножки.
Теперь утром она потихоньку достает все обратно - вместо "зима близко", у нас снова хамсин и плюс тридцать два.

И самое грустное из стабильного - сове снова нечего читать.
Последний раз она скачала себе всю самую длинную классику - начала с Толстого Льва и закончила Гюго Виктором.
Выбирала потяжелее, посолиднее.
Добив последний текст, сова задумалась - что теперь?

owl

Гийом Аполлинер - "Бестиарий, или кортеж Орфея"

МУХА

На севере есть мухи-божества,
И с ними наши, местные, поладили
И часто распевают вслух слова,
Которые услышали в Лапландии.



*Речь  идет  не  о  снежных  хлопьях,  но о тех мухах, многие из которых приручены  финскими  и  лапландскими  колдунами  и  повинуются  им.  Колдуны передают  этих  мух  из  поколения  в  поколение и держат запертыми в особом ящике,  где  они  невидимы,  но  готовы  целым  роем вылететь на свет, чтобы изводить воров, напевая магические слова; к тому же эти мухи бессмертны.
owl

Hа поляне траву зайцы в полночь косили

И при этом напевали странные слова...

А вот и неправда - пели не они.
Пел и завывал специальные заклинания шаман.
Без этого трын-траву копать нельзя - оживет и вцепится.
Зайцы спешили, потому что шаман уже стал похрипывать.

Вокруг поляны стояли воины, с копьями наперевес.
Готовые атаковать в любую минуту.
Такая предосторожность при копке была необходимой - все помнили, что случилось в прошлом году: шамана в лысину вдруг укусил дятел, заклинание оборвалось на полуслове, и трава тут же напала.
Полегла почти треть опытных копателей, часть травы разбежалась и подстерегала зайцев в лесу, пока не пожелтела.
На обмен тогда почти ничего не осталось, и племя голодало.
Допустить такое еще раз нельзя.

Вообще-то, шаману полагался ученик - но с черным хвостом никто не рождался уже очень давно.
Некоторые говорили, что удача покинула племя, когда в битве за новые территории погиб старый вождь.
Многие вспоминали старые времена - шаман тогда был молод, лапы копателей - сильнее, а трын-трава вырастала сочнее и зеленее.
И не кусалась так больно.

Самые недовольные ругали и шамана, и нового вождя, требовали копать чаще, но помогать не спешили.
Каждое утро еще одна норка оказывалась пустой - еще одна семья уходила искать лучшей доли.
Вестей от них никаких не доходило, и нашли ли они что-нибудь, никто не знал.

У младшей жены вождя была аллергия на морковь.
Старшая жена ненавидела младшую, и назло ей добавляла натертую морковь во все блюда.
Их каждодневные скандалы раздражали близких соседей и развлекали дальних.
Все ходили грустные, ждали весны, мечтали о переменах, шаман сердился на вождя и требовал больше жертвовать богам.
Вождь же крыл богов такими словами, что старухи разбегались в ужасе.

Зайцы копали, шаман из последних сил заклинал.
Быстрей, быстрей.
Скоро рассветет.

 
owl

Анчар

В пустыне чахлой и скупой,
На почве, зноем раскаленной,
Анчар, как грозный часовой,
Стоит — один во всей вселенной.
Природа жаждущих степей
Его в день гнева породила,
И зелень мертвую ветвей
И корни ядом напоила.

desert

owl

Иллюстрации к Ш. Бодлеру

Как рамка лучшую картину облекает
Необъяснимою, волшебной красотой,
И, отделив ее таинственной чертой
От всей Природы, к ней вниманье привлекает,
Так с красотой ее изысканной слиты
Металл и блеск огней и кресел позолота:
К ее сиянью все спешит прибавить что-то,
Все служит рамкою волшебной красоты.

Продолжаю выкладывать свои иллюстрации к книге стихов Шарля Бодлера "Цветы зла".
Начало тут,тут, тут тут, тут, тут.
.
78
Collapse )
owl

Три дочери замужем! Десять тысяч в год! Боже! Что со мной будет? Я теряю рассудок.

В день выхода «Гордости и предубеждения» Джейн Остин писала Кассандре:
«Мое любимое дитя прибыло из Лондона», подразумевая три экземпляра книги, присланные ей издателем в Чотэн.



Предупреждали же большинство из нас родители в детстве - не ходить зимой без шапки, не разговаривать с незнакомыми людьми, не грубить старшим. Им бы еще забежать во времени вперед и запретить смотреть голливудские экранизации любимой классики - а именно - фильм "Гордость и предубеждение", снятый в 2005 году режиссером Джо Райтом.

Так, или примерно так думала сова несколько дней назад, когда лениво щелкая пультом, вдруг случайно увидела знакомое название. Ей бы насторожиться в тот момент, когда она увидела, что роль Лиззи Беннет играет Кира Найтли, и быстренько переключиться на другой канал, но усталый после работы мозг подвел, и сова фильм, к большому ее сожалению, посмотрела.

Теперь ей бы хотелось знать - кому посылать лучи ненависти, кто рассказал режиссеру о книге и происходящем в ней, потому что он ее точно не читал. Автор сценария - ненавидим тебя - чтением себя тоже не утруждал - мало ли что там напишет эта ветхозаветная тетка, как ее, Джейн Остин? Зрители о книге, за малым исключением, скорее всего не знали, поэтому слава богу, что при таком подходе мистера Дарси не сделали вампиром. А в съемочной группе еще был костюмер, которого очень бы хотелось утопить, привязав ему на шею, вместо камня, сапожищи Элизабет, и заткнув рот линялыми тряпками, в которые одеты большинство героев фильма.

Отдельно поблагодарим ответственного за кастинг, который наверняка со школы ненавидит английскую литературу, и к тому же вообще не знает, чем отличается живой человек от робота, и взявшего этого робота на роль многострадального мистера Фицуильяма Дарси. Как и положено роботу, деревянная походка и застывшее выражения лица сопровождают несчастного персонажа от первого до последнего кадра. Охвативший сову ужас при виде Киры Найтли, которой удалось превратить мисс Беннет в настоящую хабалку, кричащую - вдумайтесь, кричащую на мистера Дарси, вообще описать невозможно. Да, Джо Райт превзошел здесь еще одного голливудского "таланта", Кевина Рейнольдса, у которого граф Монте-Кристо на бал прилетает на воздушном шаре!

Остальные персонажи трактованы соответственно - никакая совершенно Джейн; мистер Беннет тупо проговаривает несколько фраз из книги, вообще не вдумываясь в их смысл; превращенный в карикатурного идиота мистер Бингли; неимоверно раздражающие дебильные лица и дурацкий смех младших сестер; а миссис Бингли показана совершенно безмозглым и развязным пугалом. Ее проход на балу, с десертом в руке, вульгарно пританцовывающую и пачкающую какого-то гостя, наверняка заставил бы Джейн Остин перевернуться в гробу. Лучше всех получилась леди Кэтрин де Бёр - надменная и пугающе высокомерная.

Очень разозлило сову зрелище дома семьи Беннет, с коровами и курами чуть ли не в гостиной, сохнущим на виду бельем, беспорядком в комнатах и грязной лужей перед входом. Беннеты, вообще-то, зажиточная дворянская семья, живущая в поместье Лонгборн, с достаточным количеством слуг и служанок, с кухаркой (как гордо осадила миссис Беннет мистера Коллинза, спросившего за едой, кто из сестер приготовил обед), имеющие свой выезд (а значит, держащие конюшню с лошадьми, с ухаживающими за ними конюхом, с кучером и возможно даже с грумом). И конюшня, и скотные дворы в те времена строились на значительном отдалении от усадьбы (из-за запахов и насекомых), и свиньи не гуляли у парадного входа, как бы не хотелось режиссеру оживить действие. Там еще была сцена, в которой Лиззи качается на канате, рядом с хлевом, и кажется, босиком! - вообще за гранью добра и зла.

Но самое, по мнению совы ужасное в фильме - работы костюмера и парикмахера. То ли под давлением режиссера, то ли реализуя свое "личное видение", но скорее всего они просто ничего не знают об одежде и прическах описанного в книге периода. А, может быть, продюсер скупил по дешевке несколько тысяч метров грязной марлевки на костюмы. Неизвестно...

Существуют прекрасные иллюстрации художников Хью Томсона (1894 г.) и Ч. Э. Брока (1895 г.), по которым можно увидеть, как одевались дворяне в то время дома, на балах и на прогулке. Одежда была строго регламентирована, и немыслимо было появление девушки вне дома без шляпки и перчаток. Невозможно представить джентльмена без галстука (даже дома), без шляпы и перчаток же. Женщины не выходили из своей комнаты утром не уложив тщательно (с помощью горничной) волосы, и уж конечно, не шлялись расхристанные, с сальной челкой и голой шеей, как героини этого злосчастного фильма.

Одна из центральных сцен в книге - бал, во время которого персонажи знакомятся и история их отношений начинает развиваться. Дворянский бал в те времена - ярко освещенный множеством свечей зал, парадные туалеты, бриллианты и цветы, мундиры и фраки, опять те же злосчастные перчатки на руках у приглашенных (ну кто-нибудь из сьемочной группы все-таки должен был рискнуть своим будущим, объяснив наконец Джо Райту, что в снимаемый им исторический период дамы и господа одевались немного не так, как он себе представляет). В фильме же герои в каком-то тряпье толкутся в комнате, больше всего напоминающей деревенский амбар, танцуя что-то, по стилю опять же напоминающее амбар. То ли режиссер представляет себе бал, как пивную вечеринку в захолустном американском городке, то ли таким образом пытается осовременить происходящее - сова не знает.

Окончательно же добили сову финальные кадры фильма, где Лиззи в ночной рубашке, с накинутой на плечи тряпицей, идет по какому-то болоту, а ей навстречу из тумана выплывает мистер Дарси, в похожем прикиде, замечает ее, приближается, делает ей предложение, а она в знак согласия ЦЕЛУЕТ ЕМУ РУКУ!! Еще поцелуй, стыдливо закамуфлированный восходящим солнцем, (кстати, был снят второй конец фильма, специально для менее пуританской Америки - со страстными поцелуями Элизабет и Дарси). Фанфары, занавес, творцы сего шедевра идут ждать номинации на Оскар. Самое печальное, что четыре номинации были, но ни одного Оскара фильм заслуженно  не получил.

Хорошо было бы насильно заставить всех причастный к созданию упомянутого кина не только прочитать "Гордость и предубеждение", но и выучить наизусть, под страхом отлучения от создания новых шедевров.
owl

Иллюстрации к Ш. Бодлеру

О, если б в грудь мою проник,
Сизиф, твой дух, в работе смелый,
Я б труд свершил рукой умелой!
Искусство - вечность, Время - миг.
.
Продолжаю выкладывать свои иллюстрации к книге стихов Шарля Бодлера "Цветы зла".
Начало тут, тут и тут.
.
41
Collapse )