Category: общество

owl

Стабильность

Как вчера сова легла спать с головной болью, так сегодня с ней вместе проснулась.
Еще одно доказательство, что жизнь в целом не балует сову разнообразием.
Стабильность - наше все, и со стороны головы она достигнута.
Тем более что и таблетки сове помогать перестали - и те красные, и эти малиновые.
Боль они не убирают, но хотя бы радуют сову оттенками и формой.

Погода тоже радует сову стабильностью - мы страна почти вечного лета.
Хотелось бы еще добавить - и розовых пони, но наши соседи никогда не дадут нам возможности так расслабиться.

Неделю назад сова перевернула всю квартиру, меняя местами летние шмотки на "условно зимние".
И убирая подальше в шкаф все осточертевшие, за семь месяцев, шлепанцы и босоножки.
Теперь утром она потихоньку достает все обратно - вместо "зима близко", у нас снова хамсин и плюс тридцать два.

И самое грустное из стабильного - сове снова нечего читать.
Последний раз она скачала себе всю самую длинную классику - начала с Толстого Льва и закончила Гюго Виктором.
Выбирала потяжелее, посолиднее.
Добив последний текст, сова задумалась - что теперь?

owl

Не было у бабы хлопот и купила баба порося

Не было у сов хлопот, и купили они комодик.
С ящичками.
Это сова нашла - у нее непреодолимая тяга к шкатулочкам, ящичкам, коробочкам и шуфлядочкам.
С детства.

То есть, нахапать всякой ерунды, разложить по ящичкам, сверху наставить коробочек, и сидеть в этом во всем.
Тщательно охраняя и пресекая всякие попытки родных и знакомых потрогать хабар.
Иногда стирать сверху пыль.

Так вот, комодик.
Вырублен из цельного куска дерева, весит килограмм сорок.
Чтоб только сволочь его вниз, от продавцов, пришлось повынимать все 16 ящичков.
Запихнуть их в машину.
Затолкать в нее же сзади остов комодика.
Потом затащить домой, на второй этаж.
И водрузить для начала в центр салона.

Тут для совы началось самое интересное -

Сначала она комодик и ящички чистила от пыли.
Потом протерла увлажняющим составом для дерева
На следующий день намазала мастикой.
Мастика за пару дней впиталась, зато вся квартира стойко запахла столярным цехом.
Потом к этому букету прибавился нежный аромат лака для мебели и растворителя.
Сова же покрылась замечательными коричневыми пятнами, которые с трудом оттерла с себя ацетоном и спиртом.

Комодик и ящики высохли.
И только когда пришла пора вставлять ящики, сова поняла - их же надо было как-то пометить еще до разборки!
Они не вставлялись!
Ручная топорная работа!

Такая получилась головоломка с нагрузкой - шестнадцать ящиков, каждый весом в полтора килограмма.
Вставить, задвинуть, ой, соседний не лезет, поменять местами, задвинуть, достать, снова, в другой ряд...
Снаружи +36, а окна открыты, потому-что все еще адски воняет лаком.

Где-то через сорок минут этот квест закончился, и комодик занял предназначенное ему место.
Сова вздохнула, и стала хлопотливо распихивать по ящикам всякое.
Правда, кое-кто попытался у совы пару ящиков отжать, но она это пресекла жестоко.

Комодик ее, и нечего тут!

owl

Из записок цвета К

Умереть. Забыться.
И знать, что этим обрываешь цепь
Сердечных мук и тысячи лишений,
Присущих телу. Это ли не цель
Желанная?


Совершенно мрачное и очень мизантропское

Сове кажется, что она выгорает.
Уже давно она не находит ничего даже мало-мальски забавного и интересного в своей работе.
А люди, которым она делает "красиво", ее стали просто пугать.
Хочется сове после очередного клиента сказать: "Чур меня!", собрать сумку и уползти подальше.
Затаиться там, в подальше.
И не возвращаться.
Никогда.

Неделю назад она делала визитные карточки шарлатану гомеопату.
Стандартные визитки обычно размером 90 на 50 миллиметров.
Гомеопат пожелал, чтоб его были 88 на 50.
Что-то он там навычислял, и два миллиметра разницы ему очень важны.

Сове не жалко, ей все равно.
Она даже превозмогла себя, и объяснила, что, когда стопку листов с карточками режут на гильотине, размер так и так будет гулять.
Плюс-минус миллиметр, иногда два.
Средний человек этого и не заметит никогда.
Для чего заморачиваться?
Но желание клиента - закон.

Напечатали, отдали и забыли.

Оказывается, всю неделю дома он визитные карточки измерял.
Тысячу штук.
И недоволен - те, что на миллиметр меньше, не волшебные - не сработают.
Пришел гомеопат нас поругать.

И НЕ ЛЕНЬ ЖЕ ЛЮДЯМ!!!

owl

День выборов

Сегодня совы не работали.
Как и почти все остальное население нашей страны.
Гуляли совы по своему любимому Яффо.
Ели мороженое.
Смотрели, как рисуют новое большое граффити.
Мешали спать кошкам.
Сейчас в кино пойдут.
.



Collapse )
owl

Из записок цвета К

Трудно поверить, но когда в дверях фирмы, где сова стукает по клавиатуре, появляются жених с невестой для заказа приглашений, то сова вздрагивает и бледнеет.
Больше половины таких заказов заключаются в питье ее крови, с последующим заеданием ее же мозгом.
С людЯми работать - вообще тяжело и вредно, а парочек перед свадьбой сова стала просто бояться.
И особенно их родственников.
Особенно мам.
Самая мозгоклюющая, кстати, почему-то мама невесты.
Наверно, от радости, что наконец-то кровиночку сбагрила.
.
Вот вчера, например, сцена - невеста сидит сзади совы, ее мама - слева, сестра мамы - справа.
Мама жениха курит на улице, и указания кричит через закрытую дверь.
В руках у них телефоны, по которым они беспрерывно разговаривают.
Громко.
Очень громко.
И одновременно указывают сове, что ей делать с приглашением - и одновременно хотят увидеть его с "классическим шрифтом, нет со строгим, нет, а вот еще есть такой (показывают рукой), а можно большими буквами, а синими, нет серыми, да ты что, лучше розовый, розовый для детей, снова серым, нет, а вот такое у вас есть (показывают рукой)!"
.
Снаружи кричит мама жениха, что надо зеленый, как банты на стульях.
Невеста со своей мамой переглядываются в стиле "вот же деревенщина" и кричат ей в ответ, что банты не зеленые, а фисташковые.
Сестра мамы все это время уговаривает их наклеить на обложку стразики - будет красиво, она такое видела у подруги на свадьбе.
.
Потом они, но уже, слава богу, на улице, сравнивают отпечатанные варианты, фотографируют их и посылают остальным родственникам.
И возвращаются - с новыми идеями, и дико воняя прокуренной одеждой.
Тут лопается терпение у совиного начальника, и он отправляет весь этот кагал по домам, с тем, что все дальнейшие указания и исправления - только имейлами.
.
А сова выходит передохнуть в соседний букинистический магазин, спускается по узкой лестнице в полуподвал, и медитирует там там около полок с фантастикой.
.
DOMZ copy
owl

В Пекине очень жаркая погода - 5-й день

16.5.2015
С утра пораньше  нас повезли погулять в очень интересное место - улицу Лю Ли Чанг. Это одно из аутентичных, уцелевших от разрушения и перестройки мест, с  красивыми старинными домами, в которых сейчас в основном магазины по продаже всевозможного антиквариата и мастерские художников и каллиграфов.
1.
kk61
Collapse )

Пройдя по улице, мы попали на обычный рынок, не супермаркет, а место, где покупают продукты жители этого района. Место живописное, и очень напоминает базары тем, кто хоть раз был в Средней Азии - в  Ташкенте, Бухаре или Самарканде.
39.
kk44
Collapse )

После прогулки по Лю Ли Чангу, мы поехали на площадь Тяньаньмэнь, известную всему миру из-за печальный событий, происшедших на ней в июне 1989 г. (расстрел демонстрации студентов). Площадь действительно очень большая (440 тыс. кв. м.), к ней с одной стороны примыкает Дом народных собраний, и ультрасовременный, похожий на огромную летающую тарелку, Большой национальный оперный театр. На самой площади находятся памятник Народным героям и мавзолей Мао Цзэдуна.
.
А еще больше там всякого праздношатающегося народа со всех концов света, и китайцев, у которых это одно из обязательный мест для свадебных фотографий.
48.
kk30
Collapse )

Рядом с площадью большой Национальный музей, в который мы должны были зайти, и в котором мы столкнулись с китайской охраной и бюрократией.
.
Это было довольно забавно - когда нам уже раздали билеты, и мы стояли у входа, нашу экскурсию остановили, и не хотели пускать. Переводчица стала выяснять у строгого китайского солдата, в чем дело, и оказалось - часть нашей группы в шлепках и сандалиях с открытыми пальцами. В музее в эти дни проходила выставка подарков Мао Цзэдуна, и мы, своими голыми ступнями, могли оскорбить его память.
.
Наша гид была очень изумлена - она никогда не сталкивалась с таким требованием, а ведь она водит туристов в этот музей уже много лет. Объяснить что-либо этому суровому вояке не представлялось возможным, и мы стали прикидывать, как сделать обмотки из того барахла, который имелся у нас в сумках - у кого-то был запасной шарф, а у кого-то - даже лишние носки.
.
Но озлившаяся наша гид потребовала подать к входу главного охранника, а потом, когда и он нам не помог (кстати, в это время почти вся группа тихо радовалась, что вместо музея мы поедем обедать), еще главного над главным.
.
И нас пустили, но наши мытарства на этом не кончились. В предбаннике музея нас ждал настоящий шмон. Мы, израильтяне, привыкли к тому, что на входе в любое общественное место надо показать сумку охраннику, но тут было почище, чем в аэропорту.
.
Сначала запретили все свежекупленные палки для селфи. Посовещавшись, их сложили в рюкзак, и переводчица села с ними у входа, ждать нашего возвращение. Потом обыскали все сумки и карманы, и заставили на их глазах пить воду из бутылок, которые у нас были с собой. Пока сова пила воду, охранница отошла подальше, как-будто ждала, что сейчас сову разнесет на кусочки.
.
Крем от загара проверяли тоже, и мажа его на руку, под суровым взглядом из-под каски, сова тихо радовалась, что не имеет обыкновения носить с собой в косметичке духи, а то бы ее и их заставили пить.
.
Сова не уверена, стоило ли с таким трудом прорываться в этот музей, ведь ничего, кроме довольно безвкусных подарков со всего мира китайскому диктатору, они посмотреть не успели.
65.
kk76
.
Ну а потом поехали опять на шелковый рынок - совам он, кстати, к этому времени, уже осточертел, и гиду нашему - тоже, но остальная группа, дай им волю, пробыли на нем, не выходя, все семь дней поездки.
.
А вечером мы гуляли вокруг небольшого озера, в месте, которое называется Хохай. Там бурная ночная жизнь -  рестораны, кафе, караоке, катания на лодках, магазины по продаже задорого всякой цветной дряни туристам, толпа народу, осьминоги на палочках - такой мини-Бродвей.
.
В общем - разлагались под сладкий лепет мандолины.
66.
kk11

87.
kk10
Collapse )
owl

Еще один лондонский день

В первую же субботу в Лондоне совы поехали на Портобелло-роуд.
И гуляли по нему почти весь день.
Это музей и огромный блошиный рынок одновременно.
Там торгуют всем и покупают все.
И толпы людей - около каждой витрины, рядом с любым прилавком.
И продавцы, не то продающие, не то оберегающие товар от покупателей.
У каждого из них своя "специализация" - лавка зонтов и шалей, лавка со старыми фотоаппаратами.
Рядом с тяжеленными африканскими масками продают викторианские украшения.
Весна, пасмурно, иногда капает дождь.
Резкий запах специй из ближайшего индийского ресторанчика.
Совы торгуют у пожилого джентльмена фарфоровую коробочку, но, ошеломленные ценой, тихонько отходят.
Постепенно смеркается.
1.
p1
Collapse )