Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

owl

Последние дни зимы

Душа моя - Элизиум теней,
Теней безмолвных, светлых и прекрасных,
Ни помыслам годины буйной сей,
Ни радостям, ни горю не причастных...
.
Ф. И. Тютчев
Начало 1830-х г.
.
Завалялась у совы в телефоне несколько фотографий.
Получился коллаж.
Не очень жизнеутверждающий, конечно.
Так и действительность не так, чтоб радовала.
Правда, вот открыли нас немного.
Но сове что-то кажется, что ненадолго.
Как-то не складывается у нее последнее время с оптимизмом.
Ну, посмотрим...

owl

Ловим момент

Пока решают, закрывать нас снова или нет - совы гуляли в Яффо.
Вокруг елочки.
В масках, законопослушно.
Немного движухи там, кстати, есть.
Открыто несколько кафе, торгуют навынос.
Абулафия вовсю работает.
На блошином рынке открыты пару лавок и несколько модных магазинов.
Люди гуляют семьями.
Фотографируют елку и себя на ее фоне.
Но как-то все не очень весело...
И будущее туманно...
1.

Collapse )
owl

Блошиный рынок после карантина

Совы в пятницу выбрались все-таки на блошиный рынок.
Народу там было не очень много.
Все кафе и рестораны все еще закрыты, как и многие магазины.
Интересных вещичек тоже было не особенно так.
Насчет всеобщего ношения масок - смешно.
У большей части народа и у продавцов их нет.
Часть носит маски под подбородком, часть - только на нос или на рот.
Наиболее креативные сдвигают их на волосы, вроде ободков.
В 40 градусов жары маска, конечно, одна из самых нужных вещей - чтоб гарантированно задохнуться.

1.

Collapse )
owl

Злободневное

Совы, конечно, в курсе того, что творится в мире с пришествием в него коронавируса.
Стараются соблюдать и не нагнетать.
Новости, конечно, тревожат.
А сегодня, прочитав с утра про карантин в Италии, сова вспомнила гениальный рассказ гениального Михаила Михайловича Жванецкого.
Идеально ложится на происходящее в последнее время.
Смех, говорят, лечит.
.
Итак, "Турникеты":
.
В конце каждой улицы поставить турникеты. Конечно, можно ходить и так, и на здоровье, но это бесшабашность – куда хочу, туда и хожу. В конце каждой улицы поставить турникеты. Да просто так. Пусть пока пропускают. Не надо пугаться. Только треском дают знать. И дежурные в повязках. Пусть стоят и пока пропускают. Уже само их присутствие, сам взгляд... Идешь на них – лицо горит, после них – спина горит. И они ничего не спрашивают... пока. В этом весь эффект. И уже дисциплинирует. В любой момент можно перекрыть. Специальные команды имеют доступ к любому дому и так далее.
.
По контуру площадей – по проходной. Вдоль забора идет человек, руками – об забор. Ну, допустим, три-четыре перебирания по забору – и в проходную, где его никто не задерживает, хотя дежурные, конечно, стоят. Красочка особая на заборе, ну, там, отпечатки и так далее. Да боже мой, никто с забора снимать не будет – бояться нечего. Но в случае ЧП... отпечатки на заборе, и куда ты денешься? А пока пусть проходят и без документов. Хотя при себе иметь, и это обязательно на случай проверки, сверки, ЧП. То есть, когда идешь на дежурного, уже хочется предъявить что-нибудь. Пройдешь без предъявления – только мучиться будешь. Со временем стесняться проверок никто не будет. Позор будет непроверенным ходить. Тем более – появляться неожиданно и где попало, как сейчас. Или кричать: «Мой дом – моя крепость» – от внутренней распущенности.
.
Но в коридорах дежурных ставить не надо. Пока. Начинать, конечно, с выхода из дома. Короткая беседа: «Куда, когда, зачем сумочка? Ну а если там дома никого, тогда куда?» И так далее. Ну, тут же, сразу, у дверей, чтоб потом не беспокоить. И ключик – на доску. Да, ключик – на доску. То есть чтоб человек, гражданин не чувствовал себя окончательно брошенным на произвол. Разъяснить, что приятнее идти или лежать в ванной, когда знаешь, что ты не один. Что бы ты ни делал, где бы ты ни был, ну, то есть буквально – голая степь, а ты не один, и при любом звонке тебе нечего опасаться – подымаются все. При любом крике: «Ау люди!» – из-под земли выскакивает общественник: «Туалет за углом» – и так далее. Ну, это уже ЧП, а гулять надо все-таки вчетвером, впятером.
.
А если в гости – не забыть направление. Это тоже обязательно. От своего дома оформляется местная командировка в гости: убыл, прибыл, убыл. Ну, конечно, дать диапазон, чтоб человек чувствовал себя свободно. Хозяин буквально чем-нибудь отмечает. Ну буквально, ну чем-нибудь буквально. Ну, да той же печатью, Господи. Но ставить время с запасом, чтоб гость неторопливо собирался.
.
Контроль личных сумок – даже и не надо в каждом доме, только в узловых пунктах: подземный переход, вокзал, базар. Для чего? Чтоб примерно питались все одинаково. Это что даст? Одинаковые заболевания для врачей, одинаковый рост, вес для пошивочных мастерских и, конечно, поменьше незнакомых слов, поменьше. Употреблять буквально те слова, что уже употребляются. Чтоб не беспокоить новым словом. И для красоты через каждые два слова вставлять «отлично», «хорошо» и так далее. Ну, например: «Хорошо вышел из дому, прекрасно доехал, отлично себя чувствую, одолжи рубль...» – и так далее.
.
Начинать разговор так: «Говорит номер такой-то». Да, для удобства вместо фамилии – телефонные номера. Имена можно оставить. Это и для учета легче, и запоминается. Допустим: «Привет Григорию 256-32-48 от Ивана 3-38-42». Пятизначник. Уже ясно, из какого города, и не надо ломать голову над тем, кто кому внезапно, подчеркиваю – внезапно, передал привет. Со временем, я думаю, надо будет брать разрешение на привет, но очень простое. Я даже думаю, устное.
.
С перепиской тоже упростить: все письма писать такими печатными буквами, как вот эти индексы на конверте. Вначале, конечно, непривычно, выводить долго, но настолько облегчается работа почты... И в таком состоянии много не напишешь. И конечно, вместо автоматических телефонных станций я в восстановил старые, с наушниками и ручным втыканием в гнезда. Вот подумайте – много людей освободится. Причем для упрощения и удобства с выходящими из дому беседует уличный контроль. Дальше – контроль проспектов, потом – площадей. С теми, кто из города, работает высококлассный междугородный контроль. Ну а, не дай бог, при выходе из государства – вовсю трудится наша гордость, элита – общевыходной дроссельный контроль под условным названием «Безвыходный». У них и права, и техника, и максимум убедительности, чтоб развернуть колени и тело выходящего назад. Лицо можно не трогать, чтоб не беспокоить. То есть в такой обстановке горожанин и сам не захочет покидать – ни, ты понимаешь ли, родной город, ни, ты понимаешь ли, родную улицу, а потом и дом станет для него окончательно родным.
owl

В декабре, в декабре...

Вот и последняя свеча зажжена...
А сколько пончиков
съедено...
Новый год уже почти на пороге...
И даже были настоящие зимние ливни...
Кстати, холодную, капающую сверху воду, сова терпеть не может, и считает, что дождь мог бы лить только ночью.
Еще с ветром разобраться...


owl

Зимнее

Зимы ждала, ждала природа.
И дождалась.
Почти четыре дождливых дня.
Или пять?
Пару секунд был град.
Немного молний и грома.
А сегодня солнце, и в ближайшие дни тоже.

К работе такая погода вообще не располагает, и сова вышла промяться.
Показать миру свои новые баретки.
Оглядеть окрестности: скамейки с пенсионерами и их таиландскими нянями, книжный магазин, парикмахерскую, и загадочную лавку с вечерними платьями.
Загадочная она потому, что за два года с ее открытия сова не видела там ни одной женщины, жаждущей прибарахлиться.
А она бы с интересом посмотрела на такое - ассортимент лавки заставляет вспомнить бразильский карнавал.
Блестки, складки, кружева, скрипучий полиэстер - Китай, ты думаешь о нас.

Ну и вот такие розовые цветут.

owl

Стабильность

Как вчера сова легла спать с головной болью, так сегодня с ней вместе проснулась.
Еще одно доказательство, что жизнь в целом не балует сову разнообразием.
Стабильность - наше все, и со стороны головы она достигнута.
Тем более что и таблетки сове помогать перестали - и те красные, и эти малиновые.
Боль они не убирают, но хотя бы радуют сову оттенками и формой.

Погода тоже радует сову стабильностью - мы страна почти вечного лета.
Хотелось бы еще добавить - и розовых пони, но наши соседи никогда не дадут нам возможности так расслабиться.

Неделю назад сова перевернула всю квартиру, меняя местами летние шмотки на "условно зимние".
И убирая подальше в шкаф все осточертевшие, за семь месяцев, шлепанцы и босоножки.
Теперь утром она потихоньку достает все обратно - вместо "зима близко", у нас снова хамсин и плюс тридцать два.

И самое грустное из стабильного - сове снова нечего читать.
Последний раз она скачала себе всю самую длинную классику - начала с Толстого Льва и закончила Гюго Виктором.
Выбирала потяжелее, посолиднее.
Добив последний текст, сова задумалась - что теперь?

owl

Не было у бабы хлопот и купила баба порося

Не было у сов хлопот, и купили они комодик.
С ящичками.
Это сова нашла - у нее непреодолимая тяга к шкатулочкам, ящичкам, коробочкам и шуфлядочкам.
С детства.

То есть, нахапать всякой ерунды, разложить по ящичкам, сверху наставить коробочек, и сидеть в этом во всем.
Тщательно охраняя и пресекая всякие попытки родных и знакомых потрогать хабар.
Иногда стирать сверху пыль.

Так вот, комодик.
Вырублен из цельного куска дерева, весит килограмм сорок.
Чтоб только сволочь его вниз, от продавцов, пришлось повынимать все 16 ящичков.
Запихнуть их в машину.
Затолкать в нее же сзади остов комодика.
Потом затащить домой, на второй этаж.
И водрузить для начала в центр салона.

Тут для совы началось самое интересное -

Сначала она комодик и ящички чистила от пыли.
Потом протерла увлажняющим составом для дерева
На следующий день намазала мастикой.
Мастика за пару дней впиталась, зато вся квартира стойко запахла столярным цехом.
Потом к этому букету прибавился нежный аромат лака для мебели и растворителя.
Сова же покрылась замечательными коричневыми пятнами, которые с трудом оттерла с себя ацетоном и спиртом.

Комодик и ящики высохли.
И только когда пришла пора вставлять ящики, сова поняла - их же надо было как-то пометить еще до разборки!
Они не вставлялись!
Ручная топорная работа!

Такая получилась головоломка с нагрузкой - шестнадцать ящиков, каждый весом в полтора килограмма.
Вставить, задвинуть, ой, соседний не лезет, поменять местами, задвинуть, достать, снова, в другой ряд...
Снаружи +36, а окна открыты, потому-что все еще адски воняет лаком.

Где-то через сорок минут этот квест закончился, и комодик занял предназначенное ему место.
Сова вздохнула, и стала хлопотливо распихивать по ящикам всякое.
Правда, кое-кто попытался у совы пару ящиков отжать, но она это пресекла жестоко.

Комодик ее, и нечего тут!

owl

Из записок цвета К

Умереть. Забыться.
И знать, что этим обрываешь цепь
Сердечных мук и тысячи лишений,
Присущих телу. Это ли не цель
Желанная?


Совершенно мрачное и очень мизантропское

Сове кажется, что она выгорает.
Уже давно она не находит ничего даже мало-мальски забавного и интересного в своей работе.
А люди, которым она делает "красиво", ее стали просто пугать.
Хочется сове после очередного клиента сказать: "Чур меня!", собрать сумку и уползти подальше.
Затаиться там, в подальше.
И не возвращаться.
Никогда.

Неделю назад она делала визитные карточки шарлатану гомеопату.
Стандартные визитки обычно размером 90 на 50 миллиметров.
Гомеопат пожелал, чтоб его были 88 на 50.
Что-то он там навычислял, и два миллиметра разницы ему очень важны.

Сове не жалко, ей все равно.
Она даже превозмогла себя, и объяснила, что, когда стопку листов с карточками режут на гильотине, размер так и так будет гулять.
Плюс-минус миллиметр, иногда два.
Средний человек этого и не заметит никогда.
Для чего заморачиваться?
Но желание клиента - закон.

Напечатали, отдали и забыли.

Оказывается, всю неделю дома он визитные карточки измерял.
Тысячу штук.
И недоволен - те, что на миллиметр меньше, не волшебные - не сработают.
Пришел гомеопат нас поругать.

И НЕ ЛЕНЬ ЖЕ ЛЮДЯМ!!!

owl

День выборов

Сегодня совы не работали.
Как и почти все остальное население нашей страны.
Гуляли совы по своему любимому Яффо.
Ели мороженое.
Смотрели, как рисуют новое большое граффити.
Мешали спать кошкам.
Сейчас в кино пойдут.
.



Collapse )